Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

vinarova1

Мой дедушка

48,29 КБ

Мой дед по матери, Бор Яков Давыдович, родился 23 июля 1910 года в Полтаве. Умер в Москве в 1983 году, ровно в этот день, 16 февраля. Мне было уже тринадцать – я очень хорошо его помню.
Дедушка был художником. Об этом знали только близкие ему люди и сам он, возможно, удивился бы, что его так назвали. Всю жизнь он проработал сварщиком на заводе МИФИ. Циферблат часов на высотном здании у метро Маяковская делал мой дед. И каркасный механизм кремлевских звезд сваривал тоже он.
На войне дедушку дважды контузило, он горел в танке. До самой смерти руки тряслись так, что он не мог держать вилку -- ел ложкой. На одном глазу зрение было тридцать процентов от нормы. Другой глаз почти не видел – только отличал свет от тьмы.
Такими руками и с таким зрением он рисовал и лепил. (Картины мне в этот раз отсканировать не удалось – они не в Москве). Маленькие статуэтки, изображенные на этих фотографиях, хранятся у меня дома. Они сварены из чугуна. Он сам смеялся, что эксперты принимали их за каслинское литье. Некоторые из них были сделаны для моей мамы, когда та была маленькой; некоторые -- уже для меня.
За несколько дней до смерти дедушка вырезал для меня кубик Рубика. Из дерева. Он крутился совсем как настоящий. Дедушка понял механизм его работы, только увидев издали, даже не подержав в руках. Все переживал, что не может раскрасить его в более яркие цвета – флюоресцентных красок тогда не было…

подсвечник

Collapse )

баба-яга

Collapse )

карандашница

Collapse )

лягушка

Collapse )

карандашница

Collapse )

письменный прибор

Collapse )


Collapse )

пепельница

Collapse )

пресс-папье

Collapse )

подсвечник

Collapse )
vinarova1

(no subject)

Сегодня -- день памяти Сан Хуана де ла Крус, моего любимого святого и любимого поэта.

по сему поводу вывешиваю очередной переводик (вариант неокончательный и перед публикацией будет еще переформатироваться...)


* * *

Пусть без жизни я живу --
избавленья все же чаю,
смерти дó смерти желаю.

Не со мною жизнь моя.
Я без Бога изнываю:
без Него – себя теряю...
Это ль жизнь? Живу ли я?
Сто смертей в себе тая,
жизни истинной я чаю,
смерти дó смерти желаю.

Стала жизнь моя тюрьмой,
жизни подлинной лишеньем,
и всечасным умерщвленьем.
Скоро ль свижусь я с Тобой?
Слышишь, Боже, голос мой --
эту жизнь я отвергаю,
смерти дó смерти желаю.

Так далёко от Тебя,
что за жизнь я ныне знаю?
Только смерть свою вкушаю,
тем мучительней скорбя,
что ни часа нé жил я!
Тяжкий жребий проклинаю,
смерти дó смерти желаю.

Бьюсь, как рыба без воды,
только рыбе облегченье
даровал Ты – без сомненья,
смерть прервет ее труды!
Не сравнить ничьей беды
с мукой, что давно я знаю –
смерти дó смерти желаю.

Этих мук не утолит
встреча в Таинстве с Тобою --
ведь разлука, я не скрою,
тем сильней меня томит.
Век мой жалобы все длит!
Я Тебя увидеть чаю,
смерти дó смерти желаю.

Боже, в силах я едва ль
жить надеждою одною --
страх не свидеться с Тобою,
что ни день, двоит печаль,
и язвит острей, чем сталь.
Избавленья ожидаю,
смерти дó смерти желаю.

Так от гибели избавь,
дай мне жизнь, мой Бог, и доле
не держи меня в неволе,
в сих тенетах не оставь!
Зреть тебя я жажду вьявь,
и немыслимо страдаю,
смерти дó смерти желаю.

Я оплáчу жизнь мою
и оплáчу смерть, плененный;
в тяжкий грех свой облеченный,
о прощении молю!
Боже мой! Как ни скорблю,
Молвить все же уповаю,
что живу -- не умираю!